"МК в Кузбассе"
№ 35
(27 августа 2003 г.)
Сергей Филлипов

Рок, джаз и... барды

В минувшие выходные под Юргой состоялся двенадцатый фестиваль авторской песни "Бабье лето-2003". Уже второй год он проходит под флагом всероссийского фестиваля, что, разумеется, повышает и его уровень, и престиж всего Кузбасса. Видимо, поэтому отметиться на нем почли своим долгом не только самодеятельные авторы из различных уголков России - Томска, Новосибирска, Иркутска, Калининграда, Алтая, Красноярска, Хакасии - и даже из Германии, но и далекие, на первый взгляд, от пения под гитару чиновники, например, областной администрации.

 

Песни и деньги

Однако "счастливый" 12-й сбор бардов был омрачен небольшим финансовым скандалом, разыгравшимся накануне его проведения.

Поскольку "Бабье лето" имеет статус, повторюсь, всероссийского, то в федеральном бюджете должна быть маленькая строчка на его финансирование. Она и есть. Федеральный центр выделил на проведение фестиваля около семидесяти тысяч рублей. Но деньги так и не дошли до места. По пути их перехватили творческие люди из Томска.

Дело в том, что три года назад кузбасские и томские власти договорились о совместном финансировании "Бабьего лета". Поэтому в наступившем году администрация Томской области средства на проведение фестиваля включила отдельной бюджетной строкой в общий бюджет на празднование 400-летия Томска.

Потом, после получения денег, сотрудники администрации Томской области, видимо, решили потратить "бабъелетние" деньги на свой куда менее известный фестиваль "Перекресток", что должен был состояться там в ближайший уик-энд, якобы, в рамках того же "Бабьего лета".

Часть организаторов "Бабьего лета" с таким положением вещей категорически не согласна. Они склонны считать, что жадные до чужих денег томские чиновники решили воспользоваться раскрученным именем кузбасского фестиваля и потратить бюджетные средства не по назначению. Сейчас Кемеровской и Томской областям предстоит долго выяснять отношения и доказывать, кто же на самом деле прав и кому останутся бюджетные деньги и, возможно, право проведения самого фестиваля.

Тем не менее, несмотря на все финансовые перипетии, фестиваль состоялся и праздник тоже. Его участники смогли показать свое мастерство в исполнении чужих песен и своих собственных. Кроме взрослых бардов, в фестивальных концертах приняли участие их дети. Самому маленькому барду исполнилось всего пять лет.

Все начиналось с лыж

На этот раз оценивать самодеятельное творчество на "Бабьем лете" организаторы пригласили московского барда Александра Дулова, который известен не только любителям КСП. Так, его песня на стихи Евгения Евтушенко "Заклинание" (Весенней ночью думай обо мне) прозвучала в кинофильме "Забытая мелодия для флейты" в исполнении розовощеких хористок, которых герой-чиновник в исполнении Леонида Филатова отправил на гастроли по российским весям.

Также хорошо известны "Вот и лето прошло" на стихи Арсения Тарковского, "Любовь и злоба правят миром" на стихи Гуго Орлеанского в переводе Льва Гинзбурга, "Ну, пожалуйста..." на стихи Валентины Тушковой.

Корреспонденту "МК" удалось встретиться с мэтром на фестивале, и он согласился дать интервью для наших читателей:

Корр: Когда вы начали петь?

А.Д.: С младенчества. А если серьезно, то со школы. Продолжил в МГУ. Тогда мы вместе начинали с Дмитрием Сухаревым, который учился на биологическом факультете. В то же время в педагогическом институте учился Юрий Визбор и Ада Якушева. Мы очень часто встречались, пели, зимой очень любили всей компанией ходить на лыжах.

В то время бардовская песня была распространена в значительно меньшей степени, а потому и авторов было не так много. После лыжных прогулок мы собирались на подмосковных дачах, достаточно часто проводили различные импровизированные слеты, выступали на сценах московских вузов в качестве участников конкурсов.

Постепенно из спонтанных собраний бардов возник один из первых организованных фестивалей - загородный подмосковный слет авторов-исполнителей.

Корр: Кто из сегодняшних бардов, на ваш взгляд, наиболее интересен?

А.Д.: Мне бы не хотелось называть кого-то конкретно. Каждый из "состоявшихся" авторов-"шестидесятников" - уникальная личность, но многие из них уже, к сожалению, умерли.

Но огорчает другое: если нас, старичков, еще помнят, приглашают на разные мероприятия и в качестве участников, и, например, как сейчас меня позвали на "Бабье лето" председателем жюри фестиваля - то есть, мы востребованы. А вот огромная когорта талантливых бардов-"семидесятников", среди которых десятки людей из Москвы, Питера и других городов, чьи имена часто не очень известны, незаслуженно прозябают.

Постепенно даже в авторской песне появляется такое понятие, как "раскрутка". Если раньше никто об этом и не думал, то сейчас многие авторы начинают заботиться о том, чтобы выпускать кассеты, диски, снимать видеоклипы и почаще показывать их по телевидению.

Другое дело - нужно ли барду заявлять о себе таким образом. Я люблю такую шутку: "Настоящий бард не должен знать трех вещей: что такое до минор, что такое гонорар и что такое овация".

Но это, конечно, идеал. Но если человек начинает задумываться о том, как прославиться и заработать побольше денег, собственно искусства становится значительно меньше.

Розенбаум не бард

Корр: Сейчас один из самых "успешных" бардов, пожалуй, - это Олег Митяев. Его песни часто крутят по ТВ, а по популярности он, наверняка, не уступает многим поп-звездам. Остался ли он, на ваш взгляд, до сих пор именно бардом. И вообще, что такое бард?

А.Д.: У каждого свой путь. И если получается создавать и исполнять песни, которые нравятся значительно более широкому кругу слушателей по сравнению с традиционно немассовым слушателем бардовской песни - это прекрасно. Так что Митяев с этой точки зрения - это вполне бард.

Другое дело, например, Александр Розенбаум. Он никогда не принадлежал к бардовской песне. Просто случилось так, что одним из первых его прослушал Клячкин, а потому именно он, можно сказать, дал ему путевку в искусство. А в целом вряд ли можно говорить о какой-то особой связи Розенбаума и авторской или то, что называется самодеятельной песней. Лично мне его творчество не очень интересно.

Потому, если сравнивать Розенбаума и Митяева, то, на мой взгляд, последний заслуживает гораздо большего внимания, особенно его ранние песни. Современные творения Олега носят, безусловно, более "попсовую" направленность.

Но при этом, он, например, постоянно проявляет живой интерес к крупнейшему в России форуму бардов - Грушинскому фестивалю. Митяев постоянный гость и участник фестиваля. И связано это, не сомневаюсь, не только с финансовой стороной современного бардовского движения, но и искренним интересом к тому, чем сегодня живет самодеятельная песня. Сам Олег не перестает заниматься творчеством. Например, на мой взгляд, он один из лучших современных исполнителей песен Юрия Визбора.

Если же говорить об авторской песне в целом, то сейчас она постепенно включает в себя элементы различных направлений музыкальной культуры. И это не только и не столько попса, но даже рок и джаз.

Корр: Одним из наиболее известных и "раскрученных" проектов авторской песни стали "Песни нашего века". Как вы к нему относитесь?

А.Д.: Он вызывает смешанные чувства. В принципе, организаторы этого проекта достигли той задачи, которую ставили перед собой изначально: весьма различные авторские песни они спели достаточно ровно, гладко, хором. Показав публике, тем самым, что и она может присоединиться.

Однако при этом манера, в которой были исполнены признанные хиты КСП, очень сильно обеднила их. Она грешила явной усредненностью - этакий застольный вариант. Здесь-то и потерялась суть бардовской песни - каждый исполнитель абсолютно индивидуален и не похож на кого-то другого.

Но "Песни нашего века" - проект, в первую очередь, коммерческий.

Гонорары - в Америке,
творчество - в России

Корр: Тогда как же сочетаются творчество бардов и коммерция?

А.Д.: Думаю, что это вещи не взаимоисключающие. В этом плане очень показателен пример Сергея Никитина. Он имеет популярность такую, что больше и не надо. Собирает представительные концертные залы.

Сейчас многие барды, в том числе и я, предпочитают ездить на гастроли за границу. Ведь одна гастроль там по гонорару значительно выгоднее, чем несколько туров по России. Тот же Никитин может, съездив один раз в год с концертами в Америку, собрать тысячные залы и обеспечить себя деньгами на какой-то срок. А остальное время заниматься творчеством дома, в России.

Сергей имеет и славу, и популярность, но он никогда не идет на потребу публике, чтобы заработать как можно больше денег. Он остается бардом, который очень любит настоящую поэзию и всегда стремится спеть ее так, как именно он ее чувствует, видит. Так, например, он до сих пор продолжает писать некоторые песни, которые не находят столь широкой аудитории, потому что это - и поэзия очень сложная, и музыка тоже. Ее уже не очень-то попоешь у костра. Она рассчитана на серьезную душевную работу.

Здесь, пожалуй, уместно говорить о некоем разделении самодеятельной и собственно бардовской песни. Термин КСП сам по себе предполагает ту компанию людей, что собирается на слетах, но это именно компания, а бард - это точка, единица творчества. Так вот, с этой точки зрения Никитин, безусловно, представитель бардовской песни. Хотя он, если рассматривать его как явление культуры, еще и композитор. При том что он не имеет специального музыкального образования и не является членом Союза композиторов России. Но, думаю, он стоит на одном уровне с лучшими российскими, а возможно, и мировыми профессиональными музыкантами. Недаром же их совместная с Виктором Берковским песня "Под музыку Вивальди" сейчас обработана и многими оркестрами исполняется как самостоятельное музыкальное произведение, как музыка. Но при всем том Сергей Никитин остается бардом.

Корр: Тогда что же такое КСП, бард, авторская песня: форма или все-таки содержание?

А.Д.:Традиционно - это, разумеется, форма: гитара и исполнитель. Если рок предполагает использование значительно большего количества музыкальных инструментов и других способов выражения, позволяющих создать "давление" на публику, то авторская песня предполагает личностное, адресное высказывание. Хотя и в КСП могут создаваться различные группы, ансамбли. Но пока в их музыке остается направленность на конкретного слушателя, а не на некую массу (в хорошем смысле слова) людей - это бардовская песня.

Хотя лично я вовсе не отрицаю ту же современную отечественную рок-культуру. Мне очень нравятся и признанные авторитеты российского рока, такие как, например, Борис Гребенщиков или Юрий Шевчук; есть и очень интересные современные группы. Из последних я бы выделил "Сплин", а ее лидер Александр Васильев - просто великолепный автор и музыкант. И у него, и еще у многих современных молодых рок-музыкантов мироощущение весьма близко к бардовскому.

"МК в Кузбассе"
№ 35
(27 августа 2003 г.)
Сергей Филлипов