"Резонанс"
7 сентября 1995 г.
Л. Скоринова,
С. Киселев,
Н. Сенн,
В. Бортников

Песня - это исповедь души

Шесть мгновений фестиваля

Мгновение первое,
или
Хранитель жанра

В одном из интервью Булат Окуджава сказал, что "авторская песня умерла, оставив несколько имен". И добавил, что возникшая в 60-е годы и связанная с именами Галича, Высоцкого, Визбора, Новеллы Матвеевой, Юлия Кима, она осталась там, "на московских кухнях" и в наше бурное время никого особенно не волнует.

Насколько прав или не прав патриарх российских бардов, можно судить по фестивалю "Бабье лето" - 95, который стал рекордом по посещаемости. Все больше и больше людей бежит от безысхоности нашей жизни и ее сверхсложных проблем к непревзойденной простоте авторской песни. И сегодня о бардовской песне говорят, как о жанре абсолютно самостоятельном, находящемся как бы вне массовой культуры. Кто-то назвал ее "жанром души".

...надцать лет назад, взяв в руки гитару,Александр Козленя навсегда связал себя с этим жанром, стал его приверженцем, популяризатором, и, если хотите, хранителем. Ведь если даже сам Окуджава испугался за судьбу авторской песни в России, значит, этому жанру действительно что-то угрожало? И наше "Бабье лето" - это прежде всего Сашино детище, результат работы его души, ума и сердца.

 

Что бы ни говорили сегодня об авторской песне плохого, никто не станет отрицать тот факт, что это социально-культурный феномен. Сохранением и развитием этого феномена вот уже несколько лет занимается Юргинский культурный центр "ВладмирЪ" в лице его директора Александра Козлени.

Остается пожалеть лишь об одном: среди лауреатов и призеров "Бабьего лета"-95 не оказалось ни одного юргинца. "Учитель, воспитай ученика!" - призывает народная мудрость. Выходит, нашим талантливым энтузиастам и хранителям авторской песни Александру Козлене и Александру Николаеву пока этого сделать не удалось. А как жаль!

Мгновение второе,
или
Экипаж покидает корабль

Наш фестиваль становится престижным - какие гости его посещают! За четыре "Бабьих лета" юргинцы и все к ним присоединившиеся увидели и услышали Булата Окуджаву, Сергея Никитина, Юрия Кукина, Владимира Туриянского... "Бабье лето"-95 подарило встречу с Олегом Митяевым и Константином Тарасовым. Вот они на нашем снимке - и снова вдвоем в самом центре фестивального городка. Как сказал Константин Тарасов, гитарист и аранжировщик, в содружестве с которым Олег Митяев работает уже семь лет, "мы вместе, как экипаж космического корабля: выйти некуда - открытый космос, однако счастье заниматься любимым делом компенсирует некоторые проблемы, естественные для двух разных людей...".

Мгновения третье и четвертое,
или
С легким паром!

Недаром древние селились у воды. Река - вещь жизненно необходимая: создает уют, интерьер и прочие туристические удобства. И современные аборигены с гитарами, приехавшие в Юргу на фестиваль "Бабье лето", тоже разбили лагерь у реки Лебяжьей. Некоторые любители авторской песни умудрились купаться в этой речушке, где много водорослей и воды по колено. И странно, что при этом они выходили из воды мокрыми от макушки до пят и даже сушили волосы.

По утрам Лебяжка покрывалась легким паром и от нее тянуло холодом, от которого просыпались те, кому удавалось уснуть в эти бурные ночи.

В лагере было полно казаков и омоновцев. Последние имели самые колоритные костюмы. Не потому, что - форма, а потому, что - с автоматами. В общем, стиль из серии "беги, а я прикрою", модель под названием "атас". Переплюнули их только индейцы, одетые в кожу и перья. Поселились они на другом берегу, поставили свой вигвам и подсвистывали музыкантам из группы "Золотая долина", игравшим кантри, с высоты своего берега. Индейцы оказались русскими - жителями города Бердска. Они создали свой клуб, переписываются с такими же сумвсшедшими (не подумайте чего плохого), ищут литературу о традициях, жизни индейцев племени сиу, в которых "играют" и совсем молодые, и уже седые. Пока мы разговаривали с Вождем и Облаком (настоящих имен узнать не удалось), в их жилище - вигваме, у обрыва, на берегу очень тихой реки одиноко сидел и думал о чем-то своем их друг и соплеменник Скала. У индейцев, наверно, тоже проблем хватает, тем более, если они русские...

Живая музыка "Золотой долины", мелькавшая то тут, то там казачья форма, индейские наряды - это заранее спланированные сюрпризы "Бабьего лета"-95, но были на фестивале и эксцессы, оставшиеся неизвестными организаторам и омоновцам. Одного из кемеровчан - Рому - что называется, "обули": украли рюкзак с вещами и продуктами. Это удивительно, потому что никогда на "Бабьем лете" такого не было. Но Рома особо не расстраивался и по этому поводу не распространялся. Привык уже к иронии судьбы. Ну увели и увели - домой меньше тащить...

На листе ватмана, где каждый писал, что в голову взбредет, (от "я вас люблю" до "хочу есть"), незабвенные омоновцы тоже оставили свой автограф: "Даже наручники одеть не на кого". Это, конечно, обидно!

Мгновения пятое и шестое,
или
Idole в кругу поклонников

Среди приятных сюрпризов фестиваля - появление в Юрге Юрия Кукина, который приехал на "Бабье лето"-95 по собственной инициативе. Конечно, бардовские звезды радовали почитателей самим фактом своего участия в фестивале, а Юрий Кукин взял на себя роль председателя жюри. Он же возглавил работу одной из самых важных творческих мастерских - мастерской авторской песни, где дебютанты и начинающие прошли строгий экзамен.

Одним из экстазных моментов "Бабьего лета"-95 было выступление Юрия Кукина. Ему-то хорошо известно, что значит быть идолом (Idole - это кумир, но только по-французски) жанра свободной песни, которая зовет к добру, дает глоток кислорода. Монолог Кукина под гитару всегда разный - то интонация дружеского застолья, то исповедь, то спор с самим собой... И когда он вырос у микрофона на походной фестивальной сцене - в ореоле снежно-седых волос и с улыбкой доброго и грустного клоуна, - то даже тамтам индейцев на другом берегу Лебяжки срезонировал от восторженных аплодисментов...

Мгновения фестиваля
"Бабье лето"-95
для вас остановили:
Л. Скоринова,
С. Киселев,
Н. Сенн,
В. Бортников
"Резонанс"
7 сентября 1995 г.